2a2e523a

Даль Роальд - Чемпион Браконьеров



Роулд Дал
Чемпион браконьеров
Перевод с английского А. Левенко
Неудивительно, пожалуй, что и англоязычные и советские источники часто
ошибочно называют Роулда Дала американским писателем. Первые литературные
произведения были созданы им во время пребывания в Соединенных Штатах. И все
же Роулд Дал - англичанин, хотя и норвежского происхождения. Он родился 13
сентября 1916 г. в Лландаффе близ Кардиффа (Южный Уэльс), окончил частную
школу Рептон-скул и до поступления на службу в "Шелл Ойл Компани" успел
побывать в исследовательской экспедиции на Ньюфаундленде. Вскоре после
начала второй мировой войны Р. Дал вступает в Королевские ВВС и становится
летчиком-истребителем. Однако вследствие тяжелого ранения его переводят на
дипломатическую работу и в 1942 г. в качестве помощника военно-воздушного
атташе направляют в Вашингтон.
Именно в этот период начинается писательская деятельность Роулда Дала.
Его первые рассказы из жизни военных летчиков, опубликованные в американской
периодике и восторженно встреченные читателями, позднее вышли отдельным
изданием. Успешными оказались и первая детская сказочная повесть "Гремлины",
и снятый на ее основе Уолтом Диснеем мультипликационный фильм. Сборники
рассказов, выпущенные Р. Далом в 50-е годы, закрепили за ним славу
новеллиста.
Весь день между заправками мы возились с изюминами. От воды они
набухли, стали круглыми и совсем мягкими. Надрежешь кожицу лезвием - и
желеобразная масса без труда выдавливается наружу. Однако изюмин было ровно
сто девяносто шесть, и мы управились только к вечеру.
- Смотри, как здорово получилось! - воскликнул Клод, довольно потирая
руки. - Который час. Гордон?
- Начало шестого. Ладно, закрываем.
- Сними желтый свитер.
- Зачем еще?
- Ты в нем ночью, как фонарь, будешь.
- Да ладно тебе.
- Нет, не ладно. Я прошу тебя, Гордон, сними. Я тоже пойду переоденусь,
- сказал он и скрылся за углом, где стоял его фургон. Я же направился к себе
и сменил желтый свитер на синий.
Когда мы вновь встретились на улице, на нем были черные брюки и
темно-зеленая водолазка, на голове - коричневая матерчатая кепка с низко
надвинутым на глаза козырьком. В общем, вылитый киношный бандит из ночного
бара.
- Что у тебя там? - поинтересовался я, показывая на живот, заметно
выросший за то время, пока Клод переодевался.
Клод приподнял свитер и показал два тонких белых мешка, плотно
обернутых вокруг талии.
- Для добычи, - таинственно заключил он.
- Понятно.
- Ну, пошли.
- Может быть, все-таки лучше на машине?
- Нет, рискованно. Могут найти.
- Но ведь это же больше чем в трех милях от дороги.
- Верно. А ты знаешь, что нам будет, если попадемся? Месяцев по шесть
схлопочем, не меньше.
- Ты мне ничего об этом не говорил.
- Разве?
- Тогда я остаюсь, - сказал я. - Это дело не по мне.
- Пойдем, пойдем. Гордон. Прогулка тебе не повредит.
Вечер был тихий и солнечный. Где-то высоко над землей зависли нежные
перышки ослепительно белых облаков. Долина встретила нас прохладой и
глубокой тишиной. Мы вышли на дорогу в Оксфорд и зашагали по ее травянистой
обочине.
- Изюм взял? - спросил Клод.
- В кармане.
- Отлично. Молодец!
Через десять минут мы свернули с большой дороги влево и стали
подниматься по узкой тропинке, с обеих сторон заросшей густым высоким
кустарником.
- Сколько там лесников?
- Трое, - не докурив, Клод выбросил сигарету, а через минуту зажег
новую. - Вообще-то я люблю работать по старинке, - заметил он. - Во всяком
случае, в таком деле.
- Конечно.



Назад