2a2e523a

Даль Роальд - Чемпион



Роальд Даль
ЧЕМПИОН
(из цикла "Песик Клода")
Весь день мы возились с изюмом, нагибаясь над столом в тесном офисе
заправочной станции, то и дело отвлекаясь на клиентов. Изюмины разбухли в
воде, можно было слегка надрезать кожуру и выдавить сердцевину.
Всего было сто девяносто шесть изюмин, и мы еще не закончили
приготовлений. До вечера оставалось совсем недолго.
- Отлично, - сказал Клод, потирая руки. - Который час?
- Начало шестого.
Через окно мы увидели, как к колонке подъехала многоместная машина. За
рулем была женщина, за ней как минимум восемь детей ели мороженое.
- Скоро надо идти, сказал Клод. - Если мы не будем на месте до захода
солнца, все пойдет насмарку. Он начинал психовать. Его лицо покраснело и
глаза почти вылезли из орбит, как было перед собачьими бегами или когда
вечером предстояло свидание с Клариссой.
Мы вышли на улицу, Клод залил бензина сколько спросили. Женщина уехала,
и он остался стоять посреди дороги. Он щурился на солнце, которое теперь
стояло низко, всего лишь на ширину ладони над кромками деревьев по ту
сторону долины.
Я сказал:
- Хорошо, закрываемся.
Он пошел от колонки к колонке, замыкая каждую на висячий замок.
- Лучше сними желтый свитер, сказал Клод.
- Это еще почему?
- Будет сильно маячить в лунном свете.
- Ничего не будет!
- Гордон, послушай меня, сними ты его! Выходим через три минуты.
Он исчез в своем фургончике, стоявшем за заправочной станцией, а я
пошел на станцию и переоделся в синий пуловер.
На нем были черные брюки, темно-зеленая водолазка и кепка. Козырек был
надвинут на глаза. Всем своим видом он напоминал актера из ночного клуба,
изображающего бандита. Я заметил, как оттопыривается его живот:
- Что это у тебя там?
Он приподнял свитер, и я увидел два тонких, но довольно вместительных
белых хлопчатобумажных мешка, аккуратно обвязанных вокруг поясницы.
- Надо же в чем-то нести, - зловеще проговорил он.
- Понятно, - сказал я.
- Ну, пошли.
- Все-таки, по-моему, лучше на машине.
- Слишком рискованно. Нас могут заметить.
- До леса целых три мили!
- Да? А в тюрягу на шесть месяцев ты не хочешь?
- Что же ты раньше мне об этом не говорил?
- Разве нет?
- Знаешь, не хочу я в это впутываться. Оно того не стоит.
- Вот я и говорю: пошли пешком, Гордон, так полезней для здоровья.
Стоял солнечный тихий вечер; клочья белых облаков недвижно парили в
небе, и вся долина была наполнена тишиной и прохладой. Мы двинулись в путь
по обочине дороги на Оксфорд, петлявшей между холмами.
- Изюм взял? - спросил Клод.
- В кармане.
- Отлично, - ответил он. - Замечательно.
Через десять минут мы свернули с большой дороги на тропинку c изгородью
по обе стороны. Теперь приходилось тащиться в гору.
- Сколько там всего лесников? - спросил я.
- Трое.
Клод выбросил наполовину выкуренную сигарету. Через минуту закурил
другую.
- Вообще-то я не одобряю новых методов, - сказал он. - Тут лучше
поосторожней.
- Конечно.
- Но на этот раз чувствую: то, что надо!
- Да?
- Можешь не сомневаться.
- Ну, дай Бог.
- Мы открываем новую страницу в истории браконьерства. Но только не
вздумай никому рассказывать, как мы все это провернули. Стоит об этом
узнать хоть одной душе, каждый дурак станет делать то же самое, и на весь
район не останется ни одного фазана.
- Никто от меня и слова не услышит.
- Ты молодец, - продолжал он. - Умнейшие люди занимались этой проблемой
с незапамятных времен, и никто из них до такого не додумался. Почему же ты
раньше мне ничего не говорил?
- Да ты



Назад