2a2e523a

Даль Роальд - Дегустация



Роальд ДАЛЬ
ДЕГУСТАЦИЯ
Перевод А. Колотова
Обедали вшестером в доме у Майка Шофилда в Лондоне: Майк с женой н
дочерью, мы с женой и Ричард Пратт.
Ричард Пратт имел репутацию гурмана. Он был президентом маленького
кружка "Эпикурейцев" и каждый месяц рассылал его членам очередной выпуск
"Рассуждения о кулинарии" собственного сочинения. Время от времени он
задавал обеды с изысканным угощением и дорогими винами, не курил, чтобы не
пострадала чувствительность ротовой полости, а про вино, как правило,
говорил в немного странной манере, употребляя эпитеты, обычно относимые к
живым существам.
- Надежное вино, - сообщал он. - Пожалуй, чересчур скромное и
застенчивое, но вполне надежное.
Или же:
- Вино симпатичное. Веселое, добродушное. Отчасти, может быть,
легкомысленное, но, право же, симпатичное.
Я дважды обедал у Майка вместе с Праттом, и Майк с женой оба раза
лезли из кожи вон, чтобы не упасть лицом в грязь перед прославленным
знатоком. На сей раз они приложили, по-видимому, не меньше усилий. Войдя в
столовую, я с первого взгляда понял, что приготовлен пир. Высокие свечи и
чайные розы, сияющее серебро и три бокала, поставленные перед каждым
прибором, а более всего тонкий проникающий аромат жареного мяса, шедший с
кухни, предвещали прекрасный вечер.
Усевшись, я вспомнил, что оба предыдущих раза Майк держал с Ричардом
Праттом пари о кларете*, предлагая ему определить лозу и сбор. Пратт
утверждал, что это совсем нетрудно, если только виноград собран в хороший
год. Каждый раз Майк бился об заклад на дюжину кларета, и каждый раз Пратт
соглашался и выигрывал. Я был уверен, что игра повторится и сегодня, так
как Майк всегда был готов рискнуть, лишь бы доказать, что его вино
заслуживало внимания знатока, а Пратт, со своей стороны, получал
удовольствие, со скромной гордостью демонстрируя эрудицию.
* Красное сухое вино из Бордо.
Сначала подали большое блюдо снетков, до хруста прожаренных в масле, а
к ним мозельское. Майк встал и самолично разлил его, а когда сел, я увидал,
что он наблюдает за Праттом. Бутылку он поставил передо мной так, чтобы я
мог прочесть этикетку: "Геерсле, 1945". Он наклонился ко мне и прошептал,
что Геерсле - это маленькая деревушка на Мозеле, знали о которой только в
Германии. Вслух он сказал, что это совершенно необычное вино, что урожай
винограда очень мал и до иностранцев оно практически не доходит. Он сам
побывал в Германии прошлым летом в надежде раздобыть несколько дюжин
бутылок, и ему действительно в конце концов разрешили приобрести их.
- Не думаю, чтобы оно было сейчас еще хоть у кого-нибудь в целой
Англии, - заключил он и посмотрел на Ричарда Пратта. - Замечательное
качество мозельского, - продолжил он вслух, - это что его можно подавать
перед кларетом. Вместо него зачастую подают рейнское, но это по незнанию.
Рейнское погубит нежный кларет, не правда ли? Перед кларетом подавать
рейнское - варварство! Вот мозельское - мозельское в самый раз.
Майк Шофилд был брокером - биржевым маклером и, как большинство своих
собратьев, стеснялся, почти стыдился, что заработал столько денег, обладая
столь малыми способностями. Он в глубине души знал себе цену, знал, что он
в конечном счете спекулянт, лощеный, очень респектабельный, не очень
щепетильный спекулянт, и понимал, что все его друзья знают об этом. И он
тянулся к культуре изо всех сил и развивал в себе литературный и
эстетический вкус - к картинам, музыке, книгам и прочая. Его небольшая
импровизация о рейнском и мозельск



Назад