2a2e523a

Даль Роальд - Яд



sf_horror Роальд Даль Яд ru en Roland roland@aldebaran.ru FB Tools 2006-03-05 2586F582-2A58-4C4C-BFB4-12E59CC2B5BC 1.0 Роальд Даль
ЯД
Когда я подъехал к дому, время близилось к полуночи. У ворот в бунгало я выключил фары, чтобы случайно не разбудить Гарри. Но, выруливая на стоянку, заметил, что у него горит свет, так что можно было не беспокоиться.

Вероятно, он еще не спал — разве что читал на ночь и задремал.
Припарковав автомобиль, я поднялся на балкон и внимательно отсчитал пять ступенек, чтобы, оказавшись наверху в темноте, не сделать лишнего шага в пустоту. Затем пересек балкон, раздвинул дверь-ширму и включил свет в холле. Подойдя к комнате Гарри, тихо открыл дверь и заглянул внутрь.
Он лежал на кровати и не спал, но не шевельнулся, даже не повернул головы, только позвал:
— Тимбер, Тимбер, подойди сюда.
Говорил он медленно, шепотом, делая долгие паузы: я быстро направился к нему.
— Стоп. Погоди минутку, Тимбер. — Я еле расслышал то, что он произнес. Казалось, он прилагает неимоверные усилия, помогая словам слететь с губ.
— В чем дело, Гарри?
— Шш! — прошептал он. — Бога ради, не шуми. Сними ботинки, прежде чем подойдешь. Пожалуйста, сделай, как я прошу, Тимбер.
Интонация, с которой Гарри произносил слова, напомнила мне Джорджа Барлинга после того, как его ранило в живот, и он стоял, прислонясь к ящику с запасным самолетным двигателем, держась за живот обеими руками, и говорил всякие разности о немецком пилоте — тем же напряженным, хриплым полушепотом, каким говорил сейчас Гарри.
— Быстрее, Тимбер, но сначала сними ботинки.
Я не мог понять, при чем тут мои ботинки, но если предположить, что Гарри заболел, а все указывало именно на это, то лучше с ним не спорить. Я разулся, оставил обувь посреди комнаты, подошел к его постели.
— Не касайся постели! Бога ради, не касайся! — он все еще говорил, как тот парень, раненый в живот. Лежал он на спине, а тело на три четверти покрывала простыня. На нем была пижамная пара с синими, коричневыми и белыми полосками, и он ужасно вспотел.

Ночь была жаркой, я тоже взмок, но не так сильно, как Гарри. Лицо его было мокрым, а подушка вокруг головы просто пропиталась влагой. Мне показалось, что у него сильный приступ малярии.
— Что случилось, Гарри?
— Крайт, — сказал он.
— Крайт1 ! Бог мой! Он тебя укусил? Давно?
— Замолчи, — шепнул он.
— Послушай, Гарри, — я наклонился и тронул его за плечо. — Надо действовать, и быстро. Куда он тебя укусил? — Гарри лежал неподвижно и напряженно, будто превозмогая боль.
— Я не укушен, — прошептал он. — Пока нет. Он у меня на животе. Лежит тут и спит.
Я отступил — это вышло непроизвольно — и уставился на его живот, вернее, на покрывавшую его простыню. Материя кое-где собралась складками, и предугадать, что под ней, было невозможно.
— Ты хочешь сказать, что у тебя на животе, прямо сейчас, лежит крайт?
— Клянусь.
— Как он туда попал?
— Об этом я мог не спрашивать, потому что было видно, что он не шутит. Но надо было как-то успокоить его.
— Я читал, — медленно произнес Гарри. Слова он выговаривал осторожно, чтобы не шевельнуть мышцами живота, — Лежал на спине и читал, а потом почувствовал что-то на груди, за книгой. Будто кто-то пощекотал меня.

А потом краем глаза заметил, как небольшой крайт ползет по моей пижаме. Небольшой, дюймов десять. Понял, что нельзя двигаться, лежал и наблюдал за ним.

Думал, он выползет наружу, на простыню. — Гарри замолк. Он не сводил глаз с того места, где простыня покрывала живот: видно было, что он боится, как бы шепот не потревожил притаившую



Назад