2a2e523a

Даль Роальд - Как По Маслу



Роальд ДАЛЬ
КАК ПО МАСЛУ
Перевод А. Колотова
Я уже позабыл многие детали этой истории, тем более из того, что ей
предшествовало.
Мы приземлились в Фауке, где парни, летавшие на "бленхеймах", приняли
нас по-братски и напоили чаем, пока мы заправляли машины. Я хорошо помню,
как они входили молча в столовую, пили чай и выходили, так и не произнеся
ни слова. Они изо всех сил держали себя в руках, хотя дела шли без особого
блеска. Они совершали огромное количество вылетов, а пополнений не
поступало.
Мы поблагодарили за чай и вышли посмотреть, заполнены ли уже баки
наших "гладиаторов". Дул сильный ветер. Аэродромная "колбаса" надулась и
стояла прямо, как дорожный указатель. Песок хлестал по ногам, со свистом
шуршал по палаткам, палатки хлопали на ветру, как будто сшитые из брезента
люди били в ладоши.
- Бомбардировщикам не везет, - сказал Питер.
- Так уж и не везет, - отвечал я.
- Нервничают.
- Да что там нервничают. Им просто досталось, но они выдержат. Видел,
как они держатся?
Наши два стареньких "гладиатора" стояли один подле другого, и техники
в рубашках и шортах цвета хаки все еще суетились около них. На мне был
тонкий хлопчатобумажный летный костюм белого цвета, на Питере - голубой.
Дополнительного утепления в полете не требовалось.
- Где это? - спросил Питер. - Далеко?
- Двадцать одна миля за Черинг-Кросс, по правую сторону от дороги.
Дорога, шедшая через пустыню на север от Мирса-Матрух, именовалась
Черинг-Кросс. Итальянцы вырвались из Мирсы и быстро продвигались вперед.
Насколько мне известно, это был единственный случай, когда они добились
серьезных успехов. Их настроение постоянно то падало, то поднималось, как
слишком чувствительный альтиметр, и в те дни стрелка зашкаливала, потому
что державы "Оси Берлин - Рим" были на вершине успеха. Мы бродили взад и
вперед, пока техники заканчивали заправку.
- Прогулка, - сказал Питер.
- Да, все должно пройти как по маслу.
Мы разошлись. Я влез в кабину. Лицо техника, помогавшего мне
пристегиваться, стоит у меня перед глазами поныне. Немолодой, около сорока,
лысый, лишь на затылке золотился венчик волос, с морщинистым лицом и
взглядом, похожим на взгляд моей бабушки, он как будто всю жизнь занимался
тем, что помогал пристегиваться пилотам, которые не возвращались. Стоя на
крыле, он затягивал потуже ремни и проговорил:
- Будь осторожнее. Только дурак забывает про осторожность.
- Все будет как по маслу, - ответил я.
- Черта с два.
- Да ну, прогулка! Нет тут ничего сложного.
Дальше я ничего не помню, а помню, что было уже потом. Мы, видимо,
взлетели и взяли курс на запад, на Мирсу, держа высоту порядка восьмисот
футов. По правую руку открылось море, и кажется - нет, не кажется, точно, -
оно было синее и очень красивое, особенно там, где накатывалось на песок и
превращалось в толстую белую полосу, уходящую на запад и на восток,
насколько хватал глаз. Наверное, мы перелетели над Черинг-Кросс и пролетели
двадцать одну милю, куда было приказано, но в этом я не уверен. Помню, что
где-то начались неприятности, дела пошли худо, и мы в какой-то момент
повернули назад. Самое скверное, что я летел слишком низко, чтобы
выпрыгнуть. С этого момента мои воспоминания делаются непрерывными. Я и
сейчас вижу, как самолет клюнул носом, я посмотрел вниз и увидал одинокий
куст верблюжьей колючки. Рядом лежали камни. Трава, камни и песок вдруг
отделились от земли и прыгнули прямо на меня. Как сейчас вижу это.
Затем новый провал, может быть на секунду, может на



Назад