2a2e523a

Даль Роальд - Предыстория Катастрофы



Роальд ДАЛЬ
ПРЕДЫСТОРИЯ КАТАСТРОФЫ
Перевод А. Колотова
- Все в порядке, - произнес доктор. - Лягте на подушку, постарайтесь
расслабиться.
Его голос звучал, словно приглушенный расстоянием в несколько миль,
как будто, обращаясь к ней, он кричал издалека.
- У вас сын.
- Что?
- У вас отличный сын. Вы понимаете меня? Отличный мальчишка. Слышали,
как он закричал?
- Доктор, с ним все в порядке?
- Разумеется.
- Покажите мне его.
- Одну минуточку.
- Вы уверены, что с ним все в порядке?
- Абсолютно уверен.
- Он все еще кричит?
- Постарайтесь отдохнуть. Не надо ни о чем беспокоиться.
- Почему он замолчал, доктор? Что с ним случилось?
- Не волнуйтесь, пожалуйста. Все абсолютно нормально.
- Я хочу видеть, дайте мне взглянуть на него.
- Дорогая моя, - доктор погладил ее руку, - у вас отличный, сильный,
здоровый малыш. Вы мне не верите?
- Что делает с ним та женщина?
- Младенца готовят, чтобы он вам понравился. Его надо немножко обмыть.
Потерпите, на это уйдет не более двух минут.
- Вы можете мне поклясться, что все нормально?
- Я вам клянусь. Лягте на спину, отдохните. Закройте глаза. Закройте,
закройте глаза. Вот так, хорошо, умница...
- Я так часто молилась, чтобы он выжил, доктор.
- Конечно, он будет жить. А в чем дело?
- Все остальные умерли.
- Что?!
- Никто из моих детей не выжил, доктор.
Доктор стал у кровати, глядя на бледное, измученное лицо молодой
женщины. Он видел ее впервые. Они с мужем недавно приехали в город. Жена
хозяина гостиницы, помогавшая принимать роды, рассказала, что муж работал
на границе, на таможне, и что они появились в гостинице неожиданно, с одним
саквояжем и чемоданчиком, месяца три назад.
Муж пил запоем, и вообще - наглый, несносный коротышка, не то что
жена, женщина молодая, набожная и деликатная. Она была все время грустна,
ни разу не улыбнулась - за то время, что они прожили здесь, хозяйка ни разу
не видела, как она улыбается. Говорили еще, что это его третий брак: первая
жена умерла, а вторая развелась с ним из-за чего-то гадкого; но то были
только слухи.
Доктор нагнулся и подтянул простыню повыше.
- Вам не о чем беспокоиться, - мягко сказал он. - Ребенок как ребенок,
ничем не хуже других детей.
- Мне и про остальных говорили так же. А я всех потеряла, доктор. За
полтора года я потеряла троих детей. Не удивляйтесь, что я так тревожусь.
- Троих?
- Он у меня за четыре года четвертый.
Доктор неловко переступил с ноги на ногу.
- Вам не понять, что это такое, доктор, - потерять их всех, всех
троих, одного за другим. Они передо мной стоят как живые. Вот личико
Густава, я вижу его так ясно, как если бы он лежал сейчас рядом со мной.
Густав был очень славный мальчуган, но очень болезненный. Ужасно, когда они
все время болеют, а ты ничем, ничем не можешь помочь.
- О да.
Женщина приоткрыла глаза и несколько секунд пристально смотрела на
доктора; потом снова закрыла их.
- Мою дочурку звали Ида. Она умерла незадолго до Рождества, четыре
месяца назад. Жаль, что я не могу показать вам Иду, доктор.
- Теперь у вас есть другой ребенок.
- Но Ида была такая хорошенькая!
- Да-да, - сказал доктор, - я знаю.
- Откуда? - вскрикнула женщина.
- Я не сомневаюсь, что она была прелестной девочкой. Но и ваш новый
малыш не хуже.
Доктор отвернулся, отошел и посмотрел из окна на улицу. За окном был
унылый пасмурный апрельский день. Огромные дождевые капли падали на красные
крыши домов и разбивались о черепицу.
- Иде было два года, доктор... Ах, какая она была хорошенькая! Ве



Назад