2a2e523a

Дан Ури - Операция 'энтеббе'



Ури Дан
Операция "Энтеббе"
ПРЕДИСЛОВИЕ
Однажды, во время моего пребывания в Америке, я посетил еврейскую
общину Атланты (штат Джорджия). Наш генеральный консул передал мне, что
губернатор, человек в то время мало кому известный за пределами своего
штата, хотел бы встретиться со мной.
В воскресенье, во второй половине дня, мы отправились на расположенный
неподалеку от Атланты завод "Локхид", выпускающий гигантские транспортные
самолеты "Геркулес". Войдя внутрь одного из самолетов, я почувствовал себя
Ионой во чреве Левиафана.
С завода мы поехали к губернатору, который оказался очень приятным
человеком средних лет. Это был Джимми Картер.
В течение двух часов он расспрашивал нас об Израиле, а в конце беседы я
преподнес ему в подарок свою книгу "Праща Давида". Картер полистал книгу и
сказал, что современному Давиду не обойтись одной пращей. Соотношение сил
между Давидом и Голиафом в наши дни, возможно, и не изменилось, сказал он, -
изменились расстояния и высоты. Чтобы выйти победителем в конфликте с
нынешним Голиафом, Давиду нужен "Геркулес".
Мы приобрели "Геркулесы", и в субботу, 4. июля 1976 года, в день
двухсотой годовщины независимости Соединенных Штатов, они разогревали свои
моторы на военном аэродроме где-то в центре Израиля. В самолётах сидели
пилоты, парашютисты, бойцы бригады "Голани", врачи, санитары, связисты -
лучшие из лучших сынов Израиля. Еще немного - и они вылетят навстречу
неизвестности, за четыре тысячи километров от дома, чтобы освободить
восемьдесят евреев, взятых террористами в качестве заложников на самолете
"Эр-Франс", пилот которого был вынужден приземлиться в Энтеббе.
Я уже отдал распоряжение самолетам вылететь в Шарм-аш-Шейх (южная
оконечность Синая). Дальнейший план действий должен был быть утвержден
правительством в течение ближайших часов.
Это было отнюдь не легкое решение.
Если операция не удастся - жизнь людей окажется в опасности. Престижу
Цахала будет нанесен серьезный ущерб.
Но даже если она и будет развиваться успешно - террористы могут
перестрелять пассажиров, а наши солдаты столкнутся лицом к лицу с
опасностью.
Вся операция может провалиться из-за какой-нибудь технической
неполадки. Будущее было покрыто "туманом неизвестности".
В моем дневнике осталась запись того, что я сказал в тот день своим
коллегам - министрам и командирам:
"За что мы боремся? Государство борется и за нечто, казалось бы,
неосязаемое - за право гордиться собой. Если Израиль сдастся сейчас, он
предстанет перед всем миром как государство вялое, слабое, неспособное
принять смелое решение. Уверенность врага в нашей сипе, в нашей готовности
бороться с террором будет поколеблена. Облику Израиля в глазах всего мира
будет нанесен ущерб. Мы не раз решались подвергнуть опасности жизнь людей,
когда была хоть малейшая надежда спасти беззащитных. Мы призывали весь мир
бороться с террором, даже если это связано с опасностью.
Террористы провели "селекцию" - отделили израильтян от не израильтян.
Снова немцы - с пистолетами в руках приказывают евреям шагать навстречу
смерти.
Но теперь у нас есть государство. Успех никто не может гарантировать.
Но если мы не сделаем сейчас попытки спасти людей, мы упустим единственный
имеющийся у нас шанс.
Если же операция пройдет успешно -а я верю, что так именно и будет, -
это резко изменит настроение в Израиле и среди всего еврейского народа, а в
исторической перспективе это изменит отношение мира к проблеме нашего
существования.
Но главное - евреи будут с



Назад