2a2e523a

Данливи Джеймс - Лукоеды



ДЖЕЙМС ПАТРИК ДАНЛИВИ
ЛУКОЕДЫ
Аннотация
От лука плачут. Это факт. Поэтому, когда в Покойницкий Замок вторгается банда лукоедов, помешанных на изучении человеческой физиологии, со своими дождемерами, эксзаключенными и ядовитыми рептилиями и начинает вести раскопки прямо в парадном зале, наследник Клейтон Клементин, носитель избыточных анатомических органов, тоже готов разрыдаться.

Но читатели «Лукоедов» смеются уже тридцать лет. И никак не могут остановиться... Американоирландский писатель Джеймс Патрик Данливи (р. 1926) написал один из самых оригинальных сюрреалистических романов XX века.

Комический эпос «Лукоеды» — впервые на русском языке.
1
Холодная морось струйками стекает по окнам на пустынную улицу с магазинчиками. За огромными чугунными воротами зловеще маячит Университет, в окошке привратника в конце улицы, где в массивных галереях банка этим безлюдным субботним днем прячутся какието фигуры, слабым желтым маячком горит свет.
Два лебедя с оранжевыми клювами плывут вверх по течению под чугунным пешеходным мостиком, дугой изогнувшимся над стоячей зеленой водой речки. У черной двери, к которой ведут три каменные ступеньки, я, худощавый мужчина в сером пальто, оглядываю набережную с востока на запад. Затем перевожу взгляд на крыши, покрытые шифером, и трубы, попыхивающие дымом над городом, по которым пробегает луч солнечного света, чтобы, сверкнув, снова исчезнуть.
Толкнув, открываю дверь. Прохожу по темному коридору и стучу под табличкой. Спрашиваю. Лицо мокрое, пальцы ног и рук холодные. Перчатки не спасают от влажности.

Девушка в пурпурной шляпке, широко и радостно улыбаясь, смотрит на меня изза высокой стойки.
— Вы господин Клементин?
— Да.
— Гн Торн ждет вас. Прошу за мной. Вверх по лестнице.
У нее мощные розоватые ноги все в синих прыщиках. Она открывает дверь. Из темного холла в еще более темную комнату. Пол уставлен связанными в кипы делами. Стол завален бумагами.

Вдоль стен тянутся полки с книгами под стеклом. У окна на подставке чучело совы. И нужный мне человек: пряди светлых волос зачесаны назад, на лбу капельки пота.

Слегка раскрасневшиеся щеки растянуты в улыбке. Он поворачивает голову и смотрит на серый поздний день за окном.
— Гн Клементин, Клейтон Кло Кливер Клементин, не так ли?
— Да.
— Знаменитая семья. Элегантная и уникальная. Если не больше.

Прямые потомки по мужской линии Клементина Три Железы. Прошу вас садитесь. На любую кипу. В такой спокойный субботний день тянет на размышления, задумался и я, без излишнего любопытства, естественно.

То, что данная медицинская редкость, три яйца у одного мужчины, полностью задокументирована, мне известно, но меня интересует другое, можно ли унаследовать такое невероятно излишество. О, Боже, мисс Джонс, прошу вас идите, гн Клементин и я долго не задержимся и вы все закроете.
— Хорошо, гн Торн.
— Простите меня, гн Клементин, ужасная оплошность. Но не огорчайтесь. Даже если она и начнет болтать про это по городу каждой из своих подружек, то ей, конечно, никто не поверит. А теперь, между нами. Что насчет этого.

Есть хоть толика правды в этом слухе про мошонку, если можно так сказать. Прошу, присаживайтесь. На делах с гражданскими правонарушениями вам, пожалуй, будет удобнее, чем на ответчиках.

Надеюсь, вы понимаете, трудно сдержать любопытство. Меня оно гложет уже несколько месяцев. Вряд ли удивишься, если у человека одно, или, не дай Бог, вообще нет, но вот скольких вы встретите после дождичка во вторник да еще и с одним добавочным. Да, кстати, а с тремя



Назад