2a2e523a

Давенпорт Гай - Барсук



ГАЙ ДАВЕНПОРТ
БАРСУК
Из сборника "Двенадцать рассказов"
БАЛТИЙСКИЙ МАТРОС
В Скоресбизунд, изборожденный морозцем и голубоватый от запоздалой
зелени, - храбрые паруса Эрика Норденскьёльда; в желтые холмы и красные
деревни Медеса - Товия, его пес и архангел Рафаил; в Нёррепорт, поездом из
Конгенс-Лингби - Аллен. Барсук поджидал его в вокзальной уборной,
посмеиваясь собственной сообразительности - что догадался сюда зайти.
- Что за нужник, сказал Барсук. Ах, какой красавчик - для мальчишки, да
и с поезда слез без виолончели и сонаты Телеманна(1) в четырех частях,
которую разучивал всю неделю. Торвальдсен говорит, ему на Нюхавне
приходится выслушивать кучу барахла для дудок с барабанами от Походного
Оркестра Лютеранской Общины, а также неуместные волынки и рок-н-ролл
отовсюду, но он никогда не слыхал такого исполнения, как у нас на
Амагерторве. А он - превосходный чувак, ты ж понимаешь, этот Торвальдсен,
всегда к слову церковный орган со струнными квартетами есть, когда я
начинаю хвастаться твоими уличными виолончельными концертами.
Аллен содрал с себя голубой аскотский галстук, который заставляла
носить мать под цвет глаз, и сунул его в ранец. Затем стащил через голову
рубашку, заменив ее на серую фуфайку из ранца. После этого сменил короткие
штанишки на совершенно ничтожно коротенькие, молния которых даже не
застегивалась до верха.
- И с босыми лапами? спросил Барсук.
- Да и без трусов, друг Барсук.
- Я предполагаю, следовательно, заметил Барсук, мимоходом выцарапывая
блоху, что при твоих двенадцати годах от роду и прочем, а также без
виолончели в поле зрения, не взяв с собой Эдну, мы об этом пикнике дома не
упоминаем?
- Да, думаю, что нет. Да и как бы то ни было, нам предстоит узнать
всего парочку вещей. Велика важность.
- Нет-нет, конечно, не велика. Я вижу, мы сейчас положим ранец в камеру
хранения, чтобы забрать на обратном пути. Ты обо всем побеспокоился.
- Да уже не совсем в пеленках, знаешь ли.
Барсук рассмеялся - он любил заговоры. Лояльно он не стал спрашивать,
куда они направляются. Сам узнает.
БЕЛАЯ СТЕПНАЯ АСТРА
Давным-давно я потерял гончую собаку, гнедую кобылу и дикую голубку и
до сих пор иду по их следу. Со многими путниками заговаривал я о них,
описывал их следы, рассказывал, на какие клички они отзываются. Мне
встретились один или двое, кто слышал гончую, конский топот и даже видели,
как голубка скрылась за облаком, и им, казалось, хотелось вернуть их так,
будто они сами их потеряли.
ОЧИТОК АНГЛИЙСКИЙ
- Если, заметил Барсук на Готерсгаде, мы пойдем в гавань Розенборг, то
увидим, как голые девчонки загорают.
- Orkjo! сказал Аллен. Позже. Сначала идем в ботанический сад.
- Потому что я дома сплю на твоей кровати, и с собаками вход запрещен,
и поскольку мы гоняемся за утками и нервируем поганок, и нагло держимся с
лебедями?
- Tetigisti acu(2).
- Плавт(3). Но почему в ботанический сад? Полевые цветы Гренландии. Они
тебе нравятся. В оранжерее призрак Ханса-Кристиана Андерсена, вверх
тормашками над бегониями, и ноги сводит и разводит, как ножницы.
- Растянуть удовольствие собственной дерзости.
- Ах вот в чем дело.
РЫБА
На гравюре Хендрика Гудта(4) Товия, таща рыбу, поддерживаемый Рафаилом,
переходит по камням поток. Нимрод, пес его, весь cобрался перед прыжком на
следующий камень - как только нога Рафаила перестанет ему мешать. На
другом берегу потока - быки. Две лягушки, которые должны будут вскоре либо
растянуться эластичными прыжками, либо оказаться раздавленными,



Назад