2a2e523a

Давенпорт Гай - Кардиффская Команда



ГАЙ ДАВЕНПОРТ
КАРДИФФСКАЯ КОМАНДА
(Из сборника "Кардиффская команда", New Directions, 1996)
1
Случись так, что Природа, - стоит встать однажды утром и начать день, -
вручит нам именно то, что мы намеревались сделать, хвалы наши польются с
готовностью, и мир покажется лугом в первую неделю творения - зеленым,
свежим, богатым цветами.
2
И вот, значит, день, начавшийся таким благоприятным утром. Уолт и Сэм,
обоим по двенадцать, друзья, похожие на братьев, в Пивной Георга V, Пляс
Альма.
Аккуратные летние стрижки, белые maillots(1), линялые джинсовые бриджи,
как у Андре Агасси(2), адидасы, толстые белые носки, спущенные на лодыжки,
отхлебывают кока-колу. Сэм снял травинку с воротника Уолта, ухмыляясь,
подталкивает того ногой под столом. Уолт, самоуверенный и счастливый,
выудил какой-то мусорный листик из волос Сэма. У каждого из мальчишек - по
ухмылке.
Официанту, знавшему их как завсегдатаев с непредсказуемыми спадами и
подъемами в денежных средствах, нравились их похожие прически - хохолки
пшеничного жнивья с металлическим отливом, их голубые глаза и ресницы
цвета жженой умбры.
- Этот Сайрил, с которым придется брать уроки у Марка, сказал Сэм, он
настоящий? Рано или поздно венсаннская полиция до нас доберется - хотя бы
только ради того, чтобы подвергнуть нашу манеру загорать обработке
французской логикой. Пожилой господин, выгуливавший свою жирную собаку,
был уже на грани припадка - от любопытства или же от любви. Я по-прежнему
счастлив, сладкий трепет и муки.
- Ты в этом смысле талантлив, друг Сэм. Терпенье. Официант все еще не
может понять, кто мы - богатенькие молокососы или щеглы, у которых
родители на буксире где-то за углом. Messieurs(3) нас называет. Мне
нравится Венсаннский Bois(4). Там настоящие люди. А этот Сайрил - в самом
деле богатенький молокосос. Дэйзи познакомилась с его папой на какой-то
тусовке и просемафорила Маме - и всё за каких-то две минуты. Прикинь, как
люди оттягиваются.
- Я другие вещи прикидываю.
И вот они дали официанту слишком много на чай и рванули наперегонки к
квартире, не забыв по пути восхититься, насколько угодливо сидят джинсы на
курьере-мотоциклисте, полюбоваться восточноевропейской овчаркой на
угольной барже, пестрой кошкой консьержки, agent de police(5), молодым и
симпатичным, как Марк. Агасси Сэма последовали за уолтовыми в кресло -
простая дань порядку.
Адидасы, носки, maillots и трусы можно будет собрать попозже тому, у
кого мозги еще будут работать.
LES GALLES
Пенни и Марк за своим длинным столом, после полудня, солнце на стопках
книг, на рукописи, на кофейных чашках.
- Это уэльсцы, сказала Пенни, он подписал картину les galles, галлы
из-за Рукава(6). Уэльсцы мне видятся эльфами, поющими баптистские гимны на
языке старом, как латынь, а может, и еще старше. В мир ворвался футбол, и
провинциальные уэльсцы, не бывавшие во Франции со времен Ажинкура(7), те,
что у Шекспира, завели себе бодренькие команды по регби и футболу, которые
не стыдно отправлять в Швецию или Францию. Социальное положение права
голоса в спорте не имеет - семейное или классовое тоже. Да и язык, на
самом деле, и религия. На первых Олимпийских играх все встало на свои
места, когда британские велосипедисты из высшего света отказались
состязаться с сыновьями бакалейщиков.
Барон Кубертен(8) закатил им отличную оплеуху. Тело расцветает чудесным
образом.
И вот пожалуйста - команда шахтерских сыновей играет в футбол с
французской командой, в которой все вместе: богатые, бедные, ср



Назад