2a2e523a

Давенпорт Гай - Пиррон Из Элиса



ГАЙ ДАВЕНПОРТ
ПИРРОН ИЗ ЭЛИСА
За четыре года до рождения Александра из Македонии, в Элисе,
провинциальном городишке на северо-западе Пелопоннеса, известного всему
цивилизованному миру как место проведения Олимпийских Игр, родился Пиррон,
философ-скептик. Учили его на художника. Несколько лет фреску его кисти можно
было видеть на стене одного из гимнасиев -- бегуны, несущие факелы. Учил его
Стилпон или Брусон, или же сын Стилпона Брусон: жизнеописание Пиррона,
дошедшее до нас, -- копия, выполненная писцом, не осведомленным в греческом
языке.
Образование свое он завершил, совершив с Анаксархом путешествие в Индию,
где учился вместе с нагими софистами, и в Персию, где слушал Волхвов. В Элис
он вернулся агностиком, воздерживающимся от высказывания собственного мнения,
чего бы дело ни касалось. Он отрицал, что что-либо может быть хорошим или
плохим, правильным или неправильным. Он сомневался в существовании чего бы то
ни было, утверждал, что наши действия диктуются привычками и обычаями, и не
допускал, что вещь сама по себе может быть больше этим, чем тем.
Таким образом, он ничему не уступал, оставляя все на волю случая, и был
совершенно неосмотрителен при встречах, будь то повозка посреди улицы, утес, к
которому он направлялся, или собаки. Он говорил, что у него нет причин верить,
что озабоченность собственным благосостоянием -- мудрее, нежели результат
несчастного случая. Антигон из Каристоса рассказывает нам, что друзья повсюду
следовали за ним, чтобы не дать ему упасть в реку, колодец или канаву. Прожил
он девяносто лет.
Жил он вдали от мира, научившись в Индии, что ни одному человеку не
достичь добра, если он вынужден по первому зову бежать к своему покровителю
или низкопоклонничать перед царем. Он избегал даже своих родственников.
Он сохранял самообладание в любое время. Если во время его лекции все
слушатели расходились, он заканчивал лекцию так, словно люди продолжали его
слушать. Ему нравилось завязывать беседы с незнакомыми людьми и следовать за
ними, куда бы они ни шли. По нескольку дней, бывало, ученики и друзья его не
знали, где он пропадает.
Однажды, когда его наставник Анаксарх свалился в канаву, заполненную по
горло грязью, и не мог выбраться оттуда, мимо случайно проходил Пиррон. Он
заметил Анаксарха, но не придал этому ни малейшего значения. За такое
безразличие непросвещенные сильно его порицали, однако Анаксарх похвалил его
дисциплинированную апатию и мужественное подавление приязни.
Он часто разговаривал сам с собой. Будучи спрошенным об этом, отвечал, что
обучает себя, как стать хорошим. Он был заядлым спорщиком, острым в
перекрестных дебатах и искусным в логике. Философу Эпикуру, восхищавшемуся им
издали, всегда очень хотелось знать о последних деяниях и выражениях Пиррона.
Что же до самих жителей Элиса, то они так гордились Пирроном, что избрали его
архиереосом празднеств и жертвоприношений и освободили, как и других
философов, от уплаты налогов.
Его сделали почетным гражданином Афин. Жил он со своей сестрой, повитухой.
Он не чурался отвезти овощи или фрукты на рынок, и часто можно было видеть его
за прилавком -- он продавал птицу, чеснок и мед. Известно было, что он
вытирает в доме пыль за сестру и метет полы, а однажды заметили, как он мыл
свинью.
Однажды в соседском споре он встал на защиту своей сестры Филисты. Это
казалось несовместимым с его доктриной апатии, какой бы непорядок ни
происходил, однако он ответил, что благородный ум всегда придет на защиту
беспомо



Назад