2a2e523a

Дар Фредерик (Сан-Антонио) - Слепые Тоже Видят



Сан-Антонио
Слепые тоже видят
Перевод А. Мусинова, Д. Березовской
Вы любите алмазы, господа (и особенно дамы)? А что вы скажете об
алмазе весом в тонну? Такую штуковину, конечно, не используешь в качестве
пресс-папье для мемуаров. Но зато и пытаться унести ее в кармане все равно
что запихнуть беременную слониху в клетку для хомячка. Однако французские
власти все-таки побоялись за сохранность многотонного алмаза, найденного в
Африке. И поручили сопровождать "бюджетный груз" нашему другу Сан-Антонио.
Тем не менее, нашлись умельцы, которые унесли здоровенный кусок
драгоценного графита прямо из-под носа доблестного комиссара. А самого
Сан-А ослепили какими-то лучами так, что он потерял способность отличить
хорошенькую блондинистую мышку от неказистой негритянской старухи. Вот
тут-то в дело и вмешался Берюрье. Правда, он сразу же наелся каких-то
орехов, и его мужское достоинство чуть было не затмило все остальные
достоинства Человека-Горы. Впрочем, на расследовании это никак не
отразилось. Следы Алмаза с большой буквы затерялись где-то в Европе...
Вас интересует, куда делся этот драгоценный гигант? Тогда обратитесь к
своему психоаналитику - возможно, у вас началась мегаломания. А остальным
лучше открыть следующую страницу.
Глава (так сказать) первая
- Как ты находишь мои бедра? - спрашивает Франческа.
- Запросто, - отвечаю я, - они у тебя такие объемные, что не
промахнешься!
Франческа лежит на постели в полном изнеможении, одурев от ласк, с
открытым клювиком, как выбившийся из сил птенец. Услышав ответ, она встает,
взгляд ее меняется, становясь ядовитым, а рот вытягивается как ствол
базуки, готовый запустить ругательство.
- Осел! - произносит она смачно.
- Почему осел! - протестую я. - Я отвешиваю тебе лучший из лучших
комплиментов, а ты вдруг обижаешься. Меня это удивляет. Что за муха тебя
укусила?
Она выскакивает из кровати и начинает вертеться у зеркала, покрытого
ржавыми пятнами.
- И совсем у меня не толстая задница! - уверенно заявляет она,
подтягивая вверх килограммов пятнадцать мясистого окорока, без которого ей
все равно осталось бы на что сесть.
- Я не говорю, что она толстая! - поправляюсь я. - Она величественная!
Согласись - это нюанс! Она у тебя, я бы сказал, возвышенная! Да что я
говорю, Франческа! Продукт высшего качества! Самая что ни на есть волнующая
и трогательная! Центр притяжения Парижа и его окрестностей! Нежное и теплое
убежище! Законченный монумент! Народное достояние! На все времена! Пантеон
секса! Тауэр сладострастия! Место массового паломничества! Иерусалим!
Увидеть и умереть! По сравнению с ней Венеция - ничто! Твоя попка вызывает
аппетит. Она зовет! Она манит! Это путешествие из ранга великих
географических открытий! Оно воспето в веках! Мир, поделенный на полушария:
восточное и западное! Ее величество! Обожаю! Я подложу твою попку себе под
голову! Буду спать, как на перине! Как в спальном мешке! Она станет моим
местом жительства! Это цель моей жизни! Мой культ! Моя религия...
- Хватит надо мной издеваться! - обрывает меня уже весьма нежно
обладательница всех вышеперечисленных достоинств. (Стоит сказать, что я
встретил ее в полдень в пивной Рено, и к трем часам мы уже вполне
пресытились послеобеденным отдыхом, проведенным в меблированных комнатах
заведения на улице Вдохов и Выдохов (бывшей Охов и Вздохов).
- Я не издеваюсь над тобой, а тащусь от тебя! Я втрескался в тебя с
первого взгляда. Русалка моя! Ты соблазнила меня, похитила! Каждая
складочка твоей кожи



Назад