2a2e523a

Дарлинг Джоан - Мечта О Любви



Джоан ДАРЛИНГ
МЕЧТА О ЛЮБВИ
Мечта о любви оставалась мечтой — и для тихой, робкой Эшли Суон, и для сурового мачо Дэна Кендалла...
Однако Дэн почти случайно спас тонущую Эшли — и МЕЧТА О ЛЮБВИ внезапно обернулась НАСТОЯЩЕЙ ЛЮБОВЬЮ!
Любовью, которая придает хрупкой, несмелой женщине неожиданную силу духа, а самоуверенному, циничному мужчине — умение быть нежным и преданным! В конце концов, именно любовь творит настоящие чудеса!
Глава 1
Ее кошмары всегда начинались одинаково: подступали медленно, незаметно, ничем не предвещая грядущий ужас. Этой ночью Эшли опрометью выскочила из погруженного в сон коттеджа и на подгибающихся ногах побежала по холодному белому песку к кромке воды.

Луна была надежно укрыта за низкими мрачными тучами. Лишь слабый отсвет из окон четырехэтажного особняка, возвышавшегося над изящным белоснежным коттеджем Джессамин, падал на кроны стройных пальм, окаймлявших берега острова Санибел.
Она замедлила шаг и заставила себя дышать глубоко и размеренно. Это помогало справиться с нервным ознобом и побороть тот панический ужас, что охватывал ее всякий раз во время кошмаров.

Ей пришлось внимательно смотреть себе под ноги, чтобы не пораниться об острые осколки раковин и не раздавить юрких крабов, морских червей и прочих созданий, выброшенных на берег неспокойными водами Мексиканского залива. Это было не так-то просто в самые темные, глухие предрассветные часы.

Впрочем, темнота была только на руку. Меньше всего девушка желала, чтобы ее кто-то заметил, да и ей самой никого не хотелось видеть. Особенно в таком состоянии: слабая, дрожащая, беспомощная, раздавленная чувством раскаяния и вины.
Хотя катастрофа случилась в начале декабря, то есть больше шести недель назад, кошмары по-прежнему врывались в сон Эшли, неотвратимые и жестокие, как летняя гроза. И всегда ей снился самолет, рухнувший в темную холодную реку, и его беспомощные пассажиры, оглушенные падением, погружавшиеся в ледяную пучину, замерзавшие и тонувшие в равнодушной реке.

А сама Эшли боролась и боролась без конца с упрямыми тугими струями, чтобы спасти Уэрнера. На этом месте она обычно в ужасе просыпалась, медленно, болезненно приходила в себя и возвращалась к реальной жизни.
Однако днем бывало еще хуже. Без предупреждения, безо всякой видимой причины в ее подсознании срабатывал какой-то пусковой механизм, и картина крушения вспыхивала в памяти подобно взрыву.

Эшли застывала, зажмурившись и стиснув до боли кулаки, и по капле выдавливала из себя леденящий ужас. Как это ни странно, но теперь она страдала от боли и страха гораздо сильнее, чем в тот момент, когда случилась катастрофа и ее жизни действительно угрожала опасность.
— Посттравматический стресс, — твердил ее психотерапевт. — Это нормальная реакция человеческой психики. Ваша неосознанная тревога, подавленность, скорбь, страх и ярость вполне оправданны. Пройдет не один месяц, прежде чем симптомы станут слабее, и, возможно, не один год, пока они не исчезнут окончательно.
Сразу после катастрофы она вообще ничего не чувствовала. Но это было затишье перед бурей. Она разыгралась в полную силу лишь через несколько недель. И сегодня ночью Эшли едва преодолела судороги в горле, подавляя безмолвный крик о помощи.

Сердце готово было выскочить из груди, а кожа стала холодной и липкой от пота. Жуткое ощущение собственной беспомощности было настолько сильно, что заставило ее проснуться. Охваченная паникой, она едва соображала, что делает.

Выскочила из кровати и ринулась наутек из коттеджа.
С моря тянуло холодом.



Назад