2a2e523a

Даррелл Лоренс - Мой Брат Ларри



ЛОРЕНС ДАРРЕЛЛ
МОЙ БРАТ ЛАРРИ
Я понимаю, что писать о моем брате Ларри - примерно как идти по минному
полю. Когда-то я издал книгу, в которой он был одним из центральных
персонажей. Я хотел написать вполне невинный и, как я надеялся, забавный шарж.
К моему огорчению, кое-кто усмотрел в этом злобный выпад. Дошло до того, что
один литературный мэтр (и большой поклонник Ларри) спросил его, намерен ли он
"реагировать". Ответ был вполне в духе моего брата: не моргнув глазом он
сказал, что вызвал меня на дуэль в Гайд-парке, но был вынужден ее отменить,
поскольку его не устроил мой выбор оружия - кобры, к которым он издавна питает
необъяснимое отвращение.
О Ларри-писателе я судить не берусь; о Ларри- спорщике, остряке и
мистификаторе я могу говорить вполне компетентно. В споре он настолько
напорист и изворотлив, и уже через несколько минут вы с изумлением
обнаруживаете, что почва ушла у вас из-под ног и вы отчаянно защищаете ту
самую позицию, которую хотели опровергнуть.
Дураков он выносит с трудом, ну а когда они его по-настоящему разозлят,
достает из своего речевого арсенала острую, как клинок, фразу и разом
заставляет их умолкнуть. Однажды на приеме он целых полчаса довольно
добродушно терпел некую особу с мушиными мозгами, сплетавшую вокруг него
паучью паутину лести. Но потом она допустила роковой промах, поинтересовавшись
его работой. "Вы сейчас что-нибудь пишете?" - спросила она, дрожа от
нетерпения. С тем же успехом можно было бы спросить врача о том, кого он
лечит. Ларри неохотно признался, что работает над книгой. Надо было обладать
поистине слоновьей толстокожестью, чтобы не остановиться, но дама в порыве
слепого восторга лезла напролом. Заглавие - это так важно, верно? Как будет
называться его новая книга? Этого Ларри уже не мог стерпеть. "Я назову ее...
"Не сейчас... муж смотрит".
Он обладает удивительной способностью внушать людям веру в себя. За всю
мою жизнь я ни от кого другого не получал такого горячего ободрения, как от
него, и если я чего-то добился, то не в последнюю очередь - благодаря его
поддержке. Тонизирующее действие его слов распространяется не только на меня.
Помню, как-то раз в Лондоне Ларри пришел ко мне в гостиницу - за пазухой у
него была предусмотрительно припрятана бутылка бренди. Мы уселись в
обветшавшем викторианском холле, где дежурил ночной портье, и приступили к
уничтожению бренди. Проведя ловкий блиц-опрос, Ларри через пять минут выяснил,
что портье лелеет тайную мечту проехать по Африке на велосипеде, но не верит в
осуществление этого честолюбивого замысла. Огорченный его пораженчеством,
Ларри немедля взялся за дело. Полчаса он рассуждал о велосипедном путешествии
по Африке с таким заразительным пылом, что можно было подумать, будто это и
его заветное желание. Мои слабые попытки указать на отдельные недочеты в его
аргументации ("Вода в Сахаре не проблема, если знаешь, где искать") отметались
в сторону. Когда он кончил, не только у портье, но и у меня не осталось
никаких сомнений, что велосипедная прогулка по Черному континенту - самая
чудесная и простая вещь на свете. Ларри еще не успел уйти, как портье засел за
составление списка походного снаряжения (особо прочные шины, запасные камеры);
его глаза горели энтузиазмом. Насколько мне известно, человек этот до сих пор
работает ночным портье, но в тот день он на несколько ослепительных часов
превратился в Стэнли, Ливингстона, Бёртона и Сесила Родса в одном лице.
Щедрость Ларри нередко принимает и более матер



Назад